Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: размышлизмы (список заголовков)
21:17 

о свободе

Путь в тысячу ри начинается с одного шага
По моему глубокому убеждению, вопос о человеческой свободе является одним из сложнейших, ровно как и важнейших, вопорсов философии и богословия. Этому есть наглядные исторические примеры, ведь именно эту проблему сделал одной из основных в своих работах один из величайших богословов - блаженный Августин. И в именно в этом вопросе он, в итоге, практически разошелся с официальной позицией Православия, разработав учение о предопределении ко спасению. Это еще не было еретическое учение, подобное учению основателя одного из направлений протестантства - Кальвина, но уже к нему приближалось, и, быть может, именно творения Авгистина натолкнули Кальвина на мысль о том, что Бог заранее решает, кто из людей спасется, и от человека уже абсолютно ничего не зависит. то есть, по сути, он упразднил роль свободы человека, да и, в общем-то, и саму свободу полностью. Августин так далеко не заходил и, по крайней мере формально, оставлял за человеком возможность выбора, но уже оговаривал, что и возможность выбора, и сама предрасположенность человека к правильному выбору, и само побуждение к правильному выбору исходят от Бога значит, в изчестной мере, не являются полностью продуктом человеческой свободы. В общем-то, в этом нет ничего неправославного, но ближе к концк жизни Августин все больше и больше уменьшал роль человеческой свободу и преувеличивал Божественную волю и предопределение.
Эти трудности, с которыми столкнулся Августин, указывают, что свобода не является таким простым явлением, как кажется. Свобода может быть иллюзорной. Ближе к нашему времени об этом заговорили уже психологи и психиаторы. ведь на человека влияет множество различных факторов, которые могут подталкивать его к различным решениям. Тут играет значительную роль и психоческое здоровье человека, и его образование, и уровень его социализации, и, как следствие, количество накопленных штампов поведения и решений в различных симтуациях. Люди, занимающиеся психологией влияния, выявили множество факторов, ограничивающих человеческую свободу в принятии решений и изменении убеждений. некоторые эти факторы кажутся незнающему человеку настолько незначительными, что мы бы их и не заметили, но вот доказано, что они все-таки есть и влияют на нас. Некоторые сторонники утверждения, что наличие нравственности доказывает наличие Бога говорят, что вот, человек ведь делает добро не только когда об этом знают другие, он ведь поступает в соответствии с нравственными законами даже когда об этом никто не знает! Да, это так, но это ведь ничуть не противоречит тому, что человек с возрастом накапривает некие установки, преподанные ему обществом и его психика так под них перестраивается, что человек начинает считать обязательным выполнять предписания этих штампов. Но был ли у него выбор принимать этот штамп или нет, если он его получил еще в самом раннем возрасте? Или, например, установлено, что различные способы формулировки одного и того же запрета для маленьких детей приводят или к послушанию или к нарушению его при первой же возможности. Учитывая, что из большого количества испытующих практически все дети выдали одинаковую реакцию, можно ли здесь говорить о наличии выбора?
При разговоре о нравственности вполне можно опровергнуть такие аргументы в пользу ее естественного появления как общественный договор или постепенное или индивидуальное воззникновение. Но куда сложнее обстоит дело с теорией, которую некоторые называют эволюционной. "Эволюционным" в науке склонны называть все, что связано с результатом развития, но я бы хотела уйти от этого слова, чтобы не вызывать ассоциаций с теорией происхождения человека от обезьяны, возникновения мира случайно и так далее. Потому что верю я в такую глобальную эволюцию или нет, существование оперделенных законов я все равно не могу отрицать. все знают, что есть два разных вида психологии: индивидуальная и так называемая "психология толпы", то что изучает социальная психология. Они сами по себе довольно различны, но и у личности, и у общества есть определенные стремления: к самосохранению и саамовоспроизведению. Отсутствие этих изначально заложенные инстинктов говорит о болезненном состоянии. то есть общество, стремясь создать себе максимально комфортные условия для существования, вырабатывает некоторые штампы, каторые условно можно сравнить с рефлексами. Оно навязывает членам общества установки, которые необходимы ему.
То есть человек находится постоянно под влиянием множества штемпов, которые ограничивают его свободу. Категорически несправедливо назвать это негатывным явлением. Если бы человек дал себе труд реально анализировать каждое принимаемое им решение, он бы потерялся в этом мире. Такие штампы являются способом передачи знаний и опыта, накопленного поколениями потомкам, помогают людям существовать не просто бесконфликтно, но даже в максимально комфортной обстановке. И, в конце концов, эти особенности психика, как должны верить христиане, возникли не случайно сами по себе, но стали осуществлением законов, заложенных в нас Господом. Например, Господь говорит, что надо делать другим так, как мы хотим, чтобы поступали с нами. Конечно, в первую очередь это указание дано для того, чтобы человек взращивал в себе неустанно любовь к ближним, терпение, смирение и все другие богоподобные черты. Но ко всему есть еще один аспект, не такой важный, но тем не менее преинтереснейший: современные психологи доказали, что человек устроен так, что он склонен относиться к другому и, соответственно, поступать с ним так, как другой поступил ранее с ним. Следовательно, если мы делаем людям добро, то и они будут предрасположенны отвечать нам тем же. Хотя, когнечно, это, повторюсь, не является целью этого наставления.
Тем не менее, следует признать, что даже на первый взгляд человеческая свобода гораздо более ограничена, чем нам кажется. В этом кроется некоторое видимое противоречие с христианским учением, которое не только утверждает наличие свободной воли в человеке, но и видит в этом одно из проявлений Образа Божия в нем. В чем же кроется эта свобода? Для ответа на этот вопрос хорошо бы провести большое полноценное исследование, чтобы подробно все разобрать, но пока мы попробуем ответить кратко, хотя и осознавая некоторую недостаточность в глубине этого ответа.
Во-первых, человек проявляет свободную волю, когда идет столкновение разных установок и он выбирает один из вариантов. Ну, например, пойти поспать или помолиться. Но настоящим проявлением свобоной воли является преодоление своих естественных порывов психики. Это не обязательно должно быть связано с религией. Например, мне таким поступком кажется переезд Ломоносова в Москву ради учебы. Конечно, мы не знаем, о чем он думал и что побудило его принять это решение. Но по крайней мере со стороны мы можем сказать, что объективно его поступок кажется если не безумным, то, по крайней мере, до ужаса рискованным. И тем не менее он нашел в себе силы это сделать и добиться желаемого. Ну а для христианина таким поступком может стать решенее во всем идти за Христом и всегда принимать Его сторону. Конечно, тут можно вспомнить старое утверждение, что "душа по природе христианка", что она на самом деле всегда тянется к Богу. Но тут лучше говорить о том, что после грехопадения не только наше тело претерпело изменения, но и наше человеческое стремление к добру превратилось в волю ко злу. В нынешнем состоянии мы как бы по природе стали склонны жить в грехе и против Бога, поэтому поворот от естественного для нас на данный момент обратно, к ствету является в этом смысле борьбой против природя. В этом нет, конечно, ничего зазорного, потому что и сама природа не то, чтобы плоха, по изменена и искажена. К этой борьбе с искажением и призван каждый христианин.
Этим же можно объяснить христианское учение о благодати и необходимости помощи Бога для спасения. Потому что для такой борьбы со своим естеством одних человеческих сил мало. Если работа человеческого мозга искажается, что человеку дают таблетки, с ним работает психиатр или психолог. Одним словом, ему оказывают помощь извне, потому что тяженые заболевания такого рода самостоятельно преодолеть невозможно. Но тут требуется и от человека помочь Богу его спасти. Тут необходимо сотрудничество, которое и помогает преодолевать несвободу человека.
Именно потому-то и считается самой совершенной свободой свобода совершать только добро, отречься от зла до неспособности творить его.

@темы: размышлизмы

00:58 

комментарии к вводному уроку и социологии религии

Путь в тысячу ри начинается с одного шага
В течение урока сложилось стойкое мнение, что преподаватель не понимает границ предмета и его специфики. В начале она высказала недовольство тем, что нет учебников по социологии религии, написанных религиоведами. Почему религиоведу-несоциологи, без социологического образования, должны писать учебники по разделу социологии для меня осталось невыясненным. К слову, начала она пару с объяснения необходимости изучения иностранных языков для освоения мотериалов и мониторинга тенденций. Не знаю, какими языками и в какой степени она владеет, но при первом же вопросе о западных изданиях она ответила, что не узнавала и интересуется только российским материалом. то есть, западные традиции она, конечно, знает, но только классические, какими они были хрен знает когда. По крайней мере, я сделала для себя такой вывод по итогам пары.
Кстати, забавно, что самые интересные, как я поняла, работы по предмету написаны военными или политологами. Но это к слову.
Далее - то, что я вообще понять не могу, потому что не могу понять вообще. Есть две теории, в рамках которых работают обычно социологи религии. 1я - Европейская, которая характеризуется агрессивной секулярностью, тенденцией к отрицанию важной роли религии в обществе, упором на теорию. 2я - Американская с признанием огромной ценности религии, при этом ценными признаются все регилии, вне зависимости от их учения, практик и результатов деятельности, так же имеется четкий ориентир на практическое применение знаний и достижений. На лицо приимущества и недостатки обеих систем, на что она обратила наше внимание. Тут я смогла сделать вывод, что надо объединить две теории, взяв от них лучшее. то есть, с одной стороны признавать ценность религий, но не всех. Это мне кажется особенно перспективным направлением, потому что эта позиция согласуется с позицией нашего правительства, которое (по крайней мере официально) отдает предпочтение традщиционным конфессиям и настороженно относится к некоторым другим религиозным течениям. Госудорство, мне кажется, будет заинтересовано в социологах, придерживающихся этой общей теории, так как от них госудорство будет получать научное обоснование своей позиции. Но наша преподавательница пришла к другому выводу. Она решила что нам, как православным, это не важно и не нужно, потому что мы все должны рассматривать только с позиции просвещенной святым Духом и, как я делаю вывод, учитывая влияние Святого Духа. Что неплохо, при частных рассуждениях, но совершенно недопустимо, на мой взгляд, в науке.
В течение урока она возмущалась тем, что религия исследуется социологией только как проявление жизни общества, как социальный феномен, а сама религия определяется как соц. институт, комплекс образцов поведения и взаимодействия, совокупность поведенческих актов индивидов и групп. Мне кажется, это идет опять-таки от непонимания границ предмета. потому что конфликта, на самом деле тут нет. Социология не сводит религию к социальному феномену. она, в силу своего предмета в принципе, просто изцучает ее только с этой стороны. Она не сводит религию к совокупности поведенческих актов, она, поять-таки, просто изучает ее этот аспект. А другие стороны проблемы изучают другие науки. Их выводы можно обобщать, но совершенно не надо смешивать. и тогда социологим может на равных правах быть и атеист, и религиозный человек, потому что они будут изучать религию в ее, как бы, нерилигиозном аспекте. Понятно, что уже при анализе данных и выводах, когда привлекаются и философия, и другие науки, выводы и теории будут разными, но в разрезе социологии религии они будут одинаково верными, приемлемыми и доказательными. Авторитетными и ясными для всех.
Ее отношение к классическим произведениям по предмету просто убило: отцы основатели (Конт и Дюргейл) не придерживались наших взглядов, поэтому они неактуальны, не авторитетны, и я бы вообще о них не говорила, если бы это не было прописано в госстандарте. На таких заявлениях меня стандартно коротит. Кстати, это вообще свойственно для христиан (не могу отыечать за представителей других религий) - найти выдержки из отцов о вреде знания и пользе "детской" веры и заявить, что, вроде как, мы в это лезть не будем, потому что оно неполезно. Может быть, это и неплохо, пока человек сидит себе дома, молится, ходит в храм и никуда не лезет. Но когда такими цитатами начинает опрерировать человек, претендующий на образованность и авторитет... Ну почему никто не замечает, что эти фразы стандартно звучат у тех отцов, которые были одними из образованнейших людей своего времени? Татиан критиковал философию, но при этом он знал ее получше самих современных ему философов. В любом случае, мы все помнил, как зсложились его отношения с христианством. Кстати, сюда же. Канта она считает философом, сильно повредившим христианству. Вероятно, мы изучали каких-то разных кантов..определенно, разных...
Далее она сообщила мне откровение и вовсе превыше моего сознания. Началось все невинно: с заявления, что любая наука состоит ка кбы из трех пластов: эмперического, теоретического и методологического. Пока все логично, правда? Но потом они начала эти пласты раъяснять. Я проглочу, что она отнесла к эмпиризму весь фактологический материал (данные, полученные в ходе теоретического исследования тоже эмпирические???). А дальше... Вот моя позиция всегда заключалась в том, что я считала метод - средством построения исследования, доказательства нужной теории. В данном случае метод становится инструментом. На то он и метод, да? оказывается, нет. Метод - это путь познания и позиция, под которую подгоняются теории, которым отводится роль объяснительных схем в рамках методологии. Может, в этом и есть глубокий грансцендентный смысл, но я пока его уловить не в состоянии.
Кстати, тут же она критикует рациональный метод познания. Хорошо, признаю, он не совершенен. Но чем, по ее мнению? Потому что тогда ум не просвящается Духом. то есть как бы духовный человек мыслить разионально не может? Или не должен? Здравствуй, ахуй, я скучала. И еще она включила в рационализм рационалистический и эмпирический метод познания. Я последние несколько лет училась на другой планете или она не разбирается в терминологии? Потому что на нашей планете разионализм и эмпиризм были двумя пртивоборствующими способами познания. И уж точно одно не включало в себя другого. В эмпирический метод познания она включила позитивизм. Вики сообщает, что позитивизм объединил логический и рационалистический подход к познанию. Вики-автор и преподша тоже учились на разных планетах. Кстати, функционализм, структурализм неоэволюционизм и другие, по мнению преподши, не являются рационалистическими методами. Тут она, кажется, опять имеет склонность объединять то, что объединять не надо. Например уровень эволюционного подхода (внутри рационалистического, если я все правильно понимаю) с уровнем рационалистического.
А еще ее возмущает методологический атеизм. Как будто существует методологический теизм, или я не знаю даже, как еще это можно назвать. В любом случае, я не понимаю, чего она хочет от несчастной методологии. Мотому что методология, исходя из названия, это МЕТОД! Инструмент. Как гаечный ключ. Новый вариант ценников: "гаечный ключ атеистический". Хотя скорее всего она просто запуталась. Потому что она обозвала методологией мировоззренческую систему,а теперь пытается впихнуть мировоззренческую систему в методолгогию и убивляется, почему все получается таким атеистическим. Потому что надо уметь разделять понятия.
Фух, высказалась. Ну, в общем-то все. чего вспомню - потом допишу.

@темы: размышлизмы

23:50 

о выборе специфики обучения по направлению "религиоведение"

Путь в тысячу ри начинается с одного шага
Комментарии к вводному уроку по социологии религии.
В чем я вижу разницу между светским, духовно-светским, и конфессиональным религиоведческим образованием.


Некоторый мониторинг направлений в современном религиоведении позволяет прийти к выводу, что для человека, желающего профессионально и на должном уровне овладеть предметом, наиболее выгодным выбором, кузда поступать, будет теология в светском вузе. Можно возразить, что теология несколько ограничена, так как обычно рассматривает подробно только одну религию. Это так, но некоторые преимущества, на мой взгляд, перекрывают этот недостаток. Тем более, что в процессе обучения формируется способность к самостоятельному изучению материала, которая позволяет уже без серьезной поддержки преподавателя освоить тот материал, который будет нужен для жизни или работы. Преимущества же я вижу в следующем. Самое главное то, что теологическое образование взяло самое лучшее из традиций светского или конфессионального религиоведения. Потому что два последних направлениях имеют тенденцию застревать в крайностях и игнорировать положительные наработки конкурентов. Светское религиоведение последнее время имеет или резко антирелигиозную направленность, отрицая ценность любой религии и изучая ее с агрессивно-атеистических позиций, или, что еще хуже, при негативном отношении к традиционным формам религиозности, активно оправдывают и поддерживают деятельность сект, часто используя для этого неточную или просто неверную информацию. Проблематика конфессионального религиоведения на этом фоне ясна и предсказуема: оно создавалось в противовес светскому и фактически является реактивным, что не может не придать ему тенденции свалиться в другую крайность. В некоторых дисциплинах наблюдается попытка "слить" богословие с наукой. И тут идет речь не просто о построении теорий с учетом богословских знаний и опыта, что в некоторой степени и при разумном подходе, могло бы быть интересно, но, с одной стороны, лишение собственно науки ее пафоса стремления принести пользу обществу, а с другой, попытка обязать науку решать проблемы в сферах, которые она, в силу специфики предмета, и не должна затрагивать. Кажется, такой научно-богословский синкретизм не является ни специально развиваемым, ни, тем более, до конца осознанным. Просто люди, в жизни которых религия играет значительную роль, не всегда различают необходимость, чтобы вера пронизывала все сферы жизни, с внедрением религии туда, где она не имеет и не может иметь собственной позиции, по причине банального отсутствия необходимости этой позиции. Это все равно, если бы физик написал о богословском трактовании закона о всемирном притяжении. К сожалению, в гуманитарных науках, тем более, связанных с религией, такое сравнение выглядит куда менее абсурдно, а потому часто не осмысленно до конца. Особенно ярко это заметно, если учерный, изучающий религию, является неофитом. То есть еще не изучил и не прочувствовал церковную позицию и пытается фактически сам создать ее на основе личных знаний, опыта и жажды всецело предать себя новому учению, что не есть плохо, но иногда, к сожалению, неблаготворно влияет на критичность мышления человека.
В свою очередь, теология сама по себе чужда секуляризованности светского религиоведения, так как сам ее пафос состоит в изучании религии с точки зрения ее адепта. Как адепт видит, понимает, чувствует свою веру. Это полузно и для ученых-атеистов, так как помогает избавиться от излишнего, ослепляющего антагонизма по отношению к религии. Помогает увидеть, что и в среде богословов есть место логике, аргументации, научному подходу. С другой стороны верующему религиоведу она прививает с одной стороны понимание необходимости критического мышления, и к тому же тает тот терминологически-понятийный аппарат, тот внутренний пафос рассуждений, который поможет ему найти общий язык со светскими специалистами, завоевать авторитет в секулярной среде.

@темы: размышлизмы

15:10 

Путь в тысячу ри начинается с одного шага
абсолютные понятия в природе,законы материи, законы психики. даже в экстренных ситуациях большинство людей ведет себя типично. Яблоко падает, остается весеть, улетает в космос. Ответы вызовам времени.


Не делай другому того, что не хочешь, чтобы сделали тебе - золотая формула этики. Христианское аналогичное положительное предписание осуществляется через правило взаимного обмена, открытого современной психологией.

Монахи писали для монахов. Но тут есть сложность: Православие не буддизм с его узкой и широкой колесницами, мы не можем подстраивать свои правила в угоду большему числу последователей, не можем смягчать указания ради приобщения мягкотелых. Именно потому, что мы опираемся на идеалы и понятия не зависящие ни от времени, ни от условий жизни, ни от нашего желания. Все это держа в голове и признавая правильным, мы должны вспоминать и слова апостола Павла, что с эллинами он как эллин и с иудеями как иудей, кроме того не должно забывать и о принципе икономии, который говорит как раз о возможности послаблений и ужесточений аскетических постановлений для блага конкретного человека. Тут же сразу необходимо оговорить, что все эти рекомендации - для духовника и миссионера, а не для самовольного решения мирянина в отношении себя и своих близких. Если у мирянина возникла мысль, что в какой-то ситуции необходимо послабление или ужесточение какое-либо, надо советоваться со священником, хотя и держа в голове, что священник может и ошибиться, и чего-то не так понять. Для предотвращения подобных ситуаций Церковь и рекомендует иметь постоянного духовника. итак, признавая в целом монашеские поучения душеполезными надо по рассуждении приминять их в свою жизнь, но и помнить о принципе икономии: исходя из личности адресата и цели написания поучения могли приводиться разные доводы и незначительно меняться позиция автора. Это говорится о вопросах построения духовной жизни в незначительных деталях, конечно, но не о догматах или краеугольных принципах аскетики, которые есть смирение, терпение, милосердие и, из всех главный, любовь.

change one's mind - изменить решение, разум

@темы: размышлизмы

20:10 

Господь Бог

Путь в тысячу ри начинается с одного шага
Вот сейчас часто можно услышать: "Господь Бог". И вроде бы это звучит как "масло масляное". Ну казалось бы ведь синонимы. Но на самом деле это не так. Это слова разные по значению. Разница эта была уже в языческом мире. Бог - это тот, кто сотворил мир и жизнь. Это всемогущий и Всевышний Творец. А Господь - это кто-то гораздо более близкий. "Господи" можно ведь обратиться было и к человеку. Как сейчас мы говорим людям "господин". То есть это наше как бы непосредственное начальство на месте. И только в христианстве эти два слова слились вместе, потому что оба они подходят нашему Богу. Он и тот, кто бесконечно идеален, Всесилен, он управляет мирозданием. и он же тут, с нами в наших каждодневных заботах и пролемах И вот тут открывается вся дерзость наших молитв. Часто ли мы обращали внимание, что мы на "ты" с Богом? Своим начальникам, дальним родственникам и знакомым мы говорим " Вы", а самому Богу "Ты". Как такое возможно? И более того, сам Господь разрешает нам так лобращаться к Нему, ведь и в молитве Отче наш, данной нам Христом, мы говорим "да святится имя Твое"!Может быть это так потому, что Христос хочет войти в нашу жизнь и быть не начальником и не дальним родственником, но Отцом.

@темы: размышлизмы

16:03 

Паломничество к небу

Путь в тысячу ри начинается с одного шага
Мне не интересны горная река ночью и небольшая пещера "Нежная". Они не идут ни в какое сравнение с тем, что ожидает меня впереди. Сегодня я вновь еду смотреть на настоящие горы. Плато Лаго-Наки. Горы для меня - особое, почти священное место, место моего Завета. Если подумать, все самые крупные Заветы были даны людям в горах. На горе Моисей получил скрижали, и умер он, как и Аарон, тоже на горе. В конце концов, и главное осуществление Завета произошло на Голгофе: человеку открылся путь в Царствие Небесное. Так что горы просто не могут не быть особенным местом. И для меня они - тоже обещание и подтверждение надежды. Десять лет я грезила горами и мечтала увидеть их вживую, и вот уже второй год я приезжаю сюда. Здесь я могу пообещать себе, что и мои мечты о Японии сбудутся в том виде, или хотя бы относительно в том, в каком желается. Не в горах ли вспоминать о том, что путь мой уже выбран, и хотя я не знаю всего, что преподнесет мне дорога, конечная цель обозначена. Моя цель - служение. Забывшись в работе, об этом так легко забыть. Завет - это договор человека с Богом. Господь, конечно, не разговаривает со мной напрямую, но своего рода общение все равно есть. И здесь, в горах, так близко-близко к небу, я хочу пообещать себе и Господу, что приложу все силы, чтобы не свернуть с пути и не сорваться в пропасть.

@темы: размышлизмы

16:05 

о моем падении

Путь в тысячу ри начинается с одного шага
Я помню, что в детстве, кажется, еще до того, как я пошла в школу, я молилась Господу, чтобы Он позволил мне стать святой, пусть даже через мученичество. Горько сознавать, как далеко я ушла от этих мыслей и стремлений, как иизменились мои приоритеты. Какая там святость! Я молюсь, чтобы Господь простил мне то, как я подвела Его, какой отвратительной христианкой я стала, если, конечно, мне все еще можно говрить это слово о себе. Я молюсь, что уже не за мою жизнь, но хотя бы через мою профессиональную деятельность Господь простил меня. Хотя, какая же тут дейтельность, если я даже в институт регулярно не хожу! На сегодняшней конференции говорили о патриархе Тихоне. Воистину, святой человек! Мне-то отпущены куда меньшие страдания, если мои проблемы вообще можно назвать таковыми, но как же я их принимаю! Смирения совсем нет. И я только со страхом думаю, как долго еще Господь будет терпеть мое такое поведение. А ведь Он все еще ждет моего обращения, еще посылает мне возможности вернуться к Нему. Но разве вечно это будет продолжаться? Хотелось бы, ведь Господь долготерпелив, но как долго я заставляю Его терпеть?
Я всякий раз обещаю себе, что исправлюсь, но раз за разом делаю все не так. И, если честно, то нет никакого объективного оправдания моему поведению. Я не боюсь вылететь из института, пока Господь хочет, чтбоы я там училась, никто меня не отчислит, но как долго я буду еще платить такой черной неблагодарностью?

@темы: размышлизмы

16:09 

о рутине

Путь в тысячу ри начинается с одного шага
Если человек предпочитает ничто, я ничего ему не могу дать.


Я всегда придумываю новые сюжеты для фиков. И, конечно, большая часть из них никогда не превращается во что-либо написанное. Одним из таких был рассказ, который я сама для себя назвала "кома". Сюжет заключался в том, что пока люди в коме, их душа находится как бы в другом мира. В мире, где нет ничего наносного. Где нет потребностей, нет необходимости делать что-либо. Души попадают туда только с тем, что в них было действительно важного в мире. Некоторые из них так много хорошего накопили в жизни., и добрых дел, и талантов, которые они в себе развили, что в моем выдуманном мире они были почти материальны. Но таких были единицы. Чуть больше было таких, которые по сравнению с настоящим миром истончали, будто стерлись, но всеже были вполне похожи на людей. А большинство - совсем стерлись, так, что только слабая тень осталась. Я попыталась представить, как бы тогда начали вести себя люди, когда им для жизни ничего не надо? В моем рассказе они тут же начинали заново создавать социально структурированное общество, выдумывать работу, которую им приходилось бы делать. Потому что мне кажется, что люди не могут без рутины. Именно рутина занимает значительную часть души каждого. И отними ее у нас - мы все сотремся и потускнеем. Рутина - это не только работа. Пожалуй, это даже со всем не работа. Для меня рутина - это все, в чем мы зависимы от общества, от этого мира. Наша страсть к материальному или стремление в каким-то достижениям, к тому, чтобы быть оцененными. И вот я думаю, если у нас отнять все, связанное с этим миром, останемся ли мы сами? И, даже если да, то как много от нас останется? Есть ли у меня что-нибудь, что я возьму с собой, когда уйду отсюда?

@темы: размышлизмы

20:05 

о логике

Путь в тысячу ри начинается с одного шага
Я внимательно всматривался в отношения людей и понял:
ум опасен - ум, который верит, что слово передает суть,
что в споре рождается истина.
"Цитадель" Экзюпери


Я логик. Я люблю логику. Я живу логикой. Это часть моей жизни, неотъемлемая, как само дыхание. Всему на свете мне хочется искать логическое или хотя бы рациональное объяснение. Но изучая философию, я все больше прихожу к выводу., что одна только логиика не просто недостаточно, но ущербна. Она икажает катрину мира.Определенно, мне понадобится больше времени, чтобы изложить это внятно. Но даже математика, оплот логики, доказала это (как же назывался этот закон?). Если система, описывающая другую систему, непротиворечива, то она не описфывает ее полностью. Если она описывает систему полностью - в ней содержатся противоречия. В эту ловушку попал Спиноза. Под впечатлением от математики он попытался идеально-логично описать мироздание и пришел к противоречию: в его логически объясненном мире не осталось места человеческой свободе. Он попытался логически ее объяснить, но тут его доводы звучат глухо и невнятно, они не вписываются в систему. Я ожидала, что мне понравится Спиноза, но это оказалось не так. Его учение о субстанциях и атрибутех красиво как игра фразами, логически согласованными друг с другом. Очень аккуратно и выглядит интересно, но абсолютно...даже бесполезность тут не при чем: просто безжизненно.
Может быть я не права, но для более полного и правильного видения мира логик длжен подняться над логикой, превзойти ее. Я говорю не о переходе к чувственному познанию, а о некоторой еще более высшей ступени. И вот, я знаю, что она есть, но не знаю, как описать ее. Возможно, она описывается словом "чудо". Не знаю. Я пыталась логически совместить то, что я знаю о мире, о религиозной его картине и о Боге, но пришла к противоречиям и пром, что каждое из исходных утверждений я считаю верной аксиомой. Но мне указали на одну сомнительную: с чего я взяла, что сам Бог должен быть логичен? Логика строится на законах, так с какой же стати я ограничиваю Безграничного Бога законами? Но тогда если мир есть отображение образа Божиего, то и в самом мире должно быть место иррациональности или нелогичности. Тогда истинное состояние мира будет надлогичным и надчувственным, непознаваемым одинакого и для первого, и для второго. "Теперь мы видим, как сквозь тусклое стекло, гадательно" (1 Кор. 13.12) -- говорит апостол Павел, и если распространить это утверждение и на все познание в целом, то я с ним согласна.

"Поэту нужны только восторг и простор,
Чтобы ничего его не стесняло.
Он хочет заглянуть в небеса.
Логик стремится
засунуть небеса себе в голову-
и голова его лопается"
"Ортодоксия" Честертон

@темы: размышлизмы

HiroiUchi

главная