Путь в тысячу ри начинается с одного шага
Комментарии к вводному уроку по социологии религии.
В чем я вижу разницу между светским, духовно-светским, и конфессиональным религиоведческим образованием.


Некоторый мониторинг направлений в современном религиоведении позволяет прийти к выводу, что для человека, желающего профессионально и на должном уровне овладеть предметом, наиболее выгодным выбором, кузда поступать, будет теология в светском вузе. Можно возразить, что теология несколько ограничена, так как обычно рассматривает подробно только одну религию. Это так, но некоторые преимущества, на мой взгляд, перекрывают этот недостаток. Тем более, что в процессе обучения формируется способность к самостоятельному изучению материала, которая позволяет уже без серьезной поддержки преподавателя освоить тот материал, который будет нужен для жизни или работы. Преимущества же я вижу в следующем. Самое главное то, что теологическое образование взяло самое лучшее из традиций светского или конфессионального религиоведения. Потому что два последних направлениях имеют тенденцию застревать в крайностях и игнорировать положительные наработки конкурентов. Светское религиоведение последнее время имеет или резко антирелигиозную направленность, отрицая ценность любой религии и изучая ее с агрессивно-атеистических позиций, или, что еще хуже, при негативном отношении к традиционным формам религиозности, активно оправдывают и поддерживают деятельность сект, часто используя для этого неточную или просто неверную информацию. Проблематика конфессионального религиоведения на этом фоне ясна и предсказуема: оно создавалось в противовес светскому и фактически является реактивным, что не может не придать ему тенденции свалиться в другую крайность. В некоторых дисциплинах наблюдается попытка "слить" богословие с наукой. И тут идет речь не просто о построении теорий с учетом богословских знаний и опыта, что в некоторой степени и при разумном подходе, могло бы быть интересно, но, с одной стороны, лишение собственно науки ее пафоса стремления принести пользу обществу, а с другой, попытка обязать науку решать проблемы в сферах, которые она, в силу специфики предмета, и не должна затрагивать. Кажется, такой научно-богословский синкретизм не является ни специально развиваемым, ни, тем более, до конца осознанным. Просто люди, в жизни которых религия играет значительную роль, не всегда различают необходимость, чтобы вера пронизывала все сферы жизни, с внедрением религии туда, где она не имеет и не может иметь собственной позиции, по причине банального отсутствия необходимости этой позиции. Это все равно, если бы физик написал о богословском трактовании закона о всемирном притяжении. К сожалению, в гуманитарных науках, тем более, связанных с религией, такое сравнение выглядит куда менее абсурдно, а потому часто не осмысленно до конца. Особенно ярко это заметно, если учерный, изучающий религию, является неофитом. То есть еще не изучил и не прочувствовал церковную позицию и пытается фактически сам создать ее на основе личных знаний, опыта и жажды всецело предать себя новому учению, что не есть плохо, но иногда, к сожалению, неблаготворно влияет на критичность мышления человека.
В свою очередь, теология сама по себе чужда секуляризованности светского религиоведения, так как сам ее пафос состоит в изучании религии с точки зрения ее адепта. Как адепт видит, понимает, чувствует свою веру. Это полузно и для ученых-атеистов, так как помогает избавиться от излишнего, ослепляющего антагонизма по отношению к религии. Помогает увидеть, что и в среде богословов есть место логике, аргументации, научному подходу. С другой стороны верующему религиоведу она прививает с одной стороны понимание необходимости критического мышления, и к тому же тает тот терминологически-понятийный аппарат, тот внутренний пафос рассуждений, который поможет ему найти общий язык со светскими специалистами, завоевать авторитет в секулярной среде.

@темы: размышлизмы